О съемках фильма «Ночь в музее 2»

Когда создателей фильма впервые посетила идея снимать NIGHT AT THE они не знали, что их первая битва будет за попытку проникновения в музейный комплекс, который надежно охраняется как часть американского Капитолия, не говоря уже об огромном музее, который ни разу не позволил кинокамерам художественного кино проникнуть ни в одну из своих многочисленных дверей.

В конечном итоге съемочная группа получила беспрецедентное разрешение на съемки в Смитсоновском институте, но с примечанием: они должны делать это в рабочее время, потому что музей закрывается как для посетителей, так и для киносъемки. "По сути когда мы снимали там, это напоминало живой театр", -смеется Леви, - "потому что Бену приходилось работать перед камерой, а несколько сотен человек ждали всего в нескольких метрах от него". Стиллер добавляет: "Конечно, это было очень весело, все равно что давать представление в парке развлечений". Снимать некоторые сцены в Смитсоновском институте, конечно, было хорошо и здорово, но чтобы вести разрушительные войны, погружать все в хаос и даже летать на самолетах по залам музея, съемочной группе потребовалось гораздо более легко приспосабливаемое и гораздо менее хрупкое пространство. По сути, Леви требовалось построить функциональные, полномасштабные копии Музея воздухоплавания и космонавтики и Замка - мест, на создание которых ушли века, за считанные месяцы.

Для выполнения этой поистине непосильной задачи Леви снова пригласил Клода Паре, художника-постановщика, который чудесным образом оживил Нью-Йоркский Музей естественной истории в первом фильме. "Для нашего первого фильма Клод сделал так много удивительных вещей, сложно представип что в этом он сможет подняться на абсолютно новый уровень", - говорит Масштаб был настолько огромным, что само по себе найти место, чтобы построить декорации, было непросто. "Главной проблемой было то, что нам нужны были декорации для Музея воздухоплавания и космонавтики, в которые могли бы поместиться ракеты, потому что я знал, что не хочу, чтобы это была просто компьютерная графика", - объясняет Леви. "Звуковой павильон был для нас маловат. поэтому нам пришлось арендовать верфь, на которой строят паромы, так как это было единственное место подходящих размеров, которое могло вместить одни из самых масштабны из созданных когда-либо декораций". Он продолжает: "Внутри команда Клода воспроизвела все - от поверхности Луны и луноходов "Аполлона" до "Локхид Беги" Амелии Эрхарт и "Райт Флаера". Все было построено в реальном масштабе и соответствовало реальным предметам - от цвета ковра до креплений осветительных приборов. Клод воссоздал достопримечательность Национальной аллеи, известную под названием Смитсоновский замок, который наши злодеи используют как пристанище, а также наш собственный вариант мемориала Линкольна. Он был не намного больше настоящего".

Актеры были поражены тем, какую работу проделал Паре, чтобы сделать фантастический мир фильма настолько невероятно реальным. "Декорации были потрясающие", - говорит Эмми Адаме, -"такие огромные, со множеством деталей и такие классные. Для актеров работать со всем этим было просто чудесно". Кристофер Гест иронизирует: "Я даже несколько дней не знал, что это декорации - я думал, мы в музее!"

Однако в самом начале даже Паре эта задача показалась непосильной. "Я был серьезно напуган, когда представил объем всего, что нужно было воспроизвести", -признается он. "Я знал, что это будет очень сложная задача". Паре начал работу, совершив самый длительный поход в музей в своей жизни - он провел целую неделю в закулисье С митсоновского института, записывая все, что попадалось ему на глаза, при этом давая пищу своему воображению. "Перед моими глазами прошла вся мировая история", - говорит он. "Все цивилизации, эры и артефакты, которые хранятся с такой заботой. Меня даже пустили в архивы, где на площади равной десяти футбольным полям размещены полки с артефактами, которые никогда не будут выставлены на всеобщее обозрение. Я видел скафандры и оборудование, которое использовали астронавты, летавшие на Луну. Это был удивительный опыт" С самого начала он знал, что сложной задачей для его команды дизайнеров будет Музей воздухоплавания и космонавтики, для которого на самом деле потребуются одни из самых больших декораций за историю кино: двухуровневые декорации, 80 футов в высоту, 360 футов в длину, в точности повторяющие оригинальную впечатляющую конструкцию из стекла и бетона. Многие из находящихся внутри экспонатов были построены буквально с нуля, по эскизам, но для некоторых использовались реальные старинные самолеты, включая реактивный истребитель F104, который был демонтирован для транспортировки, и затем вновь смонтирован на съемочной площадке.

Художник-декоратор Лин Макдональд в тесном сотрудничестве с Паре работала над воссозданием многих исторических самолетов. Особенно пугал ее "Райт Флаер". "Он полностью сделан из ткани и очень тонкого дерева", - размышляет она. "Это потрясающе, но вы не можете так просто ходить по крыльям, поэтому нам пришлось сделать его из стекловолокна, а затем обтянуть, чтобы это выглядело, как ткань. Но под тканью он был прочный, как Так же и "Локхид Вега" Амелии Эркарт поразил Макдональд своей хрупкостью. "Он был сделан из фанеры, было страшно представить, что ома летела через Атлантику на этом! Мы работали по моделям и фотографиям, чтобы воссоздать его как можно ближе к оригиналу для тех сцен, в которых он нам понадобится", -говорит Макдональд. Паре добавляет; "Бега Амелии - превосходный экземпляр. Приборная панель точно воссоздана, пропеллер действительно вращается. Но специалисты могут обнаружить одну неточность - дверь открывается не в ту сторону. Нам пришлось так сделать для более эффектных кадров приземления самолета в Центральном парке".

Оживающие в художественной галерее картины и фотографии создали еще больше сложностей для Паре, который создавал пустые декорации - в том числе для Тайме Сквер 1945 года на культовой фотографии Дня победы Альфреда Эйзенштедта, где восторженный матрос сгреб в охапку медсестру, которая называется "Поцелуй". Художники компьютерной графики позже создадут мир, наполненный празднующими, пританцовывающими и трубящими в горн солдатами. "Используя раскадровку, анимацию и консультируясь со специалистами по компьютерным эффектам, мы смогли определить, что нам действительно нужно построить, а где мы должны оставить место для камер и направляющих системы Motion Control, поскольку большинство таких сцен создавались с помощью компьютерной графики", - объясняет Паре. Любимым объектом Паре стал Замок, поскольку в нем явно присутствует особая атмосфера. "Мы хотели, чтобы эти декорации выглядели действительно шикарно, поэтому мы достаточно вольно подошли к интерьерам С митсоновского замка. Мы много играли с отделочными материалами, используя настоящий шифер с покрытием в коричневатых тонах, который хорошо вписался в готическую архитектуру здания", - объясняет он. И, в конце концов, поскольку декорации к первому фильму были разобраны, Паре пришлось начать все сначала и заново отстроить центральный мл Музея естественной истории - словно ощутив дежа вю. "И хотя нам пришлось выстроить его полностью заново, как только Сакаджавия и Тедди Рузвельт и все классические персонажи появились на площадке, это выглядело как возвращение домой", - отмечает Паре.

Не смотря на всю работу, которую проделал ом и его талантливые коллеги, для Паре абсолютно ясно, что его декорации, как и музей, оживают только тогда, когда происходит настоящее волшебство. "Декорации - это всего лишь конструкция до тех пор, пока в них не появляются актеры", - говорит он. "Бен Стиллер и его потрясающий актерский ансамбль оживляют все своей игрой. В конечном итоге они превратили эти декорации в нечто реальное". Задача запечатлеть все это великолепие, а также полное динамики действие фильма, оставив при этом место, чтобы незаметно вставить многочисленные компьютерные эффекты, досталась оператору Джону Шварцману. Номинированный на "Оскар" за работу над фильмом Seabiscuit, Шварцман также оттачивал свое мастерство в приключенческом жанре в фильме National Treasure: Book of Secrets и загорелся идеей, как найти способы представить такое большое пространство, на экране. "Масштаб этой картины стал для меня увлекательной задачей", - говорит ом. "Причем, необходимо было учесть тот факт, что приходится иметь дело с сочетанием персонажей, исполненных вживую, и цифровых персонажей, которые должны были появиться позже, или актеров, которые будет уменьшены в двадцать раз по сравнению с их реальным ростом! Это был очень интересный и увлекательный процесс". Главному технику-постановщику необходимо было очень хорошо подготовиться... а затем быть готовым действовать абсолютно спонтанно, замечает Шварцман. "Комедия - вещь непредсказуемая, и не всегда возможно ее повторить, поэтому секрет заключается в том, чтобы камеры находились в постоянном движении. Когда актеры находятся в образе, не хочется терять этот момент. Мы создали такую инфраструктуру, чтобы мы могли очень быстро перемещаться с места на место, и наши усилия были вознаграждены сполна".

Один из наиболее зрелищных игровых моментов, которые удалось заснять Шварцману, происходит в кульминационный момент фильма, когда Амелия Эрхарт внезапно приземляется в Нью-Йоркском Центральном парке - и выруливает прямо к Музею естественной истории. "Я хочу, чтобы люди знали, что это не компьютерный фокус", - говорит Шон Леви. "Мы переправили нашу полномасштабную копию "Беги" в Нью-Иорк, перекрыли на мочь улицу Сентрал-Парк-Уэст, и команда Джона осветила все так, что получилась невероятная картинка, которую вы никогда не увидите в реальной жизни. Это была одна из самых фантастических съемочных ночей в моей

Реклама:
отдых ужасный отдых cанаторий геленджик отзыв красная талка на море море |